January 8th, 2010

Не украсть и не покараулить

Небольшой, но гарантированный доход - такова основная идеология подавляющего большинства чиновников. А это значит отсутствие риска и отрицание перемен.
Постепенное продвижение по карьерной лестнице, стремление сохранить свое место - эти мотивы не являются самыми конструктивными, но, в отличие от стремления за кроткий срок набить карманы, не являются разрушающими систему. Иногда про таких людей коллеги говорят: «не украсть и не покараулить».
Нелюбовь к бизнесу как к чуждой идеологии риска является очевидной для этой категории чиновников, даже если они и осознают, что живут за его счет. Произносить красивые речи про уважение к налогоплательщику и ненавидеть успешных людей бизнеса - это повседневная их жизнь. Их можно понять: они, как никто, хорошо знают, как зарабатывалось большинство этих «честных» состояний.
"Путь к сердцу" таких чиновников лежит через грамотную политику пенсионного обеспечения. Они будут отказывать себе во всем, честно трудиться во имя мечты, что когда-то у них будет гарантированная пенсия, чуть более высокая, чем у среднего гражданина. 
Эти люди - основа государственного управления, по крайней мере, его среднего слоя. Честные консервативные труженики.

P.S. В Пермском крае, не знаю хорошо это или плохо, пенсии у чиновников высокие.  Просто об этом не принято говорить.
К началу темы
Продолжение темы

Другая страна

Методология зарабатывания денег на использовании властного ресурса прошла много этапов.

В начале пути, думаю, зарабатывали на предоставлении прав продажи сырьевых ресурсов: лицензиях и разрешениях на экспорт. Зарабатывали на масштабной приватизации, базирующейся на страхе и бандитских разборках. Как ни странно, роль чиновников в приватизации, предполагаю, была невелика. Хотя про этот этап знаю понаслышке, поскольку в это время находился вдали от Родины.

Затем чиновники начали зарабатывать на таможенных платежах, а скорее - на их отсутствии. Были, говорят, таможенные посты в Москве и Питере, с которых товар по документам просто не выходил, как бы там оставался навсегда. На самом деле он благополучно пускался в оборот. Просто люди официально не платили ни копейки таможенных платежей за импортируемые товары. Этот период я испытал на себе в полном объеме. Простая дилемма: рисковать или разориться. Идти на эти схемы было страшно, а растамаживать «вбелую» - невозможно. Приходилось пользоваться легальными услугами обществ слепых, глухих и инвалидов. Им все эти льготы были предоставлены чуть ли не распоряжениями Президента. Интересно было бы сейчас увидеть эти документы.

Затем настала пора взаимозачетов. Государство и муниципалитеты размещали свои заказы, но не оплачивали их. Ни о каких конкурсах или аукционах речь не шла. Взять государев подряд мог лишь тот, кто понимал, как он вытащит из государства оплату за поставленный товар или оказанную услугу. На старте сумма контракта значительно завышалась, а после этого находился налогоплательщик, которому представлялся дисконт процентов так тридцать, и проводился взаимозачет обязательств. Чиновники, как мне представляется, меньше 10% за осуществление взаимозачета не брали. Можно предположить, что сумма указанных услуг завышалась как минимум на эти 40-50%.

Бюджеты несли огромные потери. А налогоплательщики, которые платили без дисконтов, ставили себя в сложное положение по сравнению с конкурентами. Как платить налоги полностью, если конкурент платит с огромным дисконтом? Аналогичным образом расплачивались и со всеми государевыми компаниями, в первую очередь, с энергетиками и железнодорожниками. Страшно вспомнить, что это было совсем недавно - конец девяностых. Другая страна. Пишу, а самого жуть берет, неужели все было так недавно.

В это же время бизнес бился за размещение государственных денег в частных банках, платя за это немалые откаты. Результат - массовый невозврат бюджетных средств из-за крушения банков.

Постепенно взаимозачеты прекратились, а откаты за размещение государственных и муниципальных заказов по завышенным ценам остались. Особое значение имело строительство как отрасль с большой стоимостью контрактов. Старожилы рассказывают, что без хорошо накрытого стола не сдавался ни один объект. Хотя это-то копейки, скорее, не заработок, а традиция еще с коммунистических времен.  

Затем пришел этап предоставления земельных участков под строительство. На старте в ценность земли мало кто верил. Строительство практически не велось, поэтому получить землю было достаточно легко. Постепенно все изменилось, и в Перми, на мой взгляд, пик злоупотреблений пришелся на 2002-2005 годы.

И, наконец, настал современный период, период целенаправленного банкротства государственных и муниципальных предприятий в основном с целью завладения земельными участками в городе и пригороде под потенциальное жилищное строительство. Схема проста: скупаются долги предприятий, активы которых в разы превышают эти долги, назначается свой конкурсный управляющий, который за бесценок распродает все имущество. Это, конечно, этап силовых структур. Они победили бандитский беспредел 90-х и встали на его место. Настало их время. Думаю, ненадолго.

Вряд ли я описал все схемы злоупотреблений госчиновников за этот небольшой исторический период. Уверен, что блоггеры мне напомнят многие другие темы, и мы дополним этот пост. К началу темы.