Олег Чиркунов (chirkunov) wrote,
Олег Чиркунов
chirkunov

.. и она к тебе не раз еще вернется


В десятом классе у меня был классный руководитель Мерлина Елена Николаевна, преподаватель литературы и русского языка. Про нее я могу уверенно сказать: это мой учитель. Хотя точно ее любимчиком не был, и она была достаточно жесткой со мной, жесткой и мудрой.

Когда заканчивали школу, она сказала, что не простит мне того, что я не пошел в пединститут. Считала, что мое призвание – быть педагогом. Меня это тогда удивило. Уж кем-кем, а учителем я точно быть не хотел. Просто не те книжки я читал. Она мне про великую литературу, а я зачитывался военными мемуарами, Конан Дойлем и рассказами о милиции. После десятого класса решил поступать в омскую школу милиции. Судьба распорядилась по-другому. Серьезно заболела мама, десятый класс для меня - это ассоциации с сугробами под окнами Грачевской больницы. Я не смог уехать из Перми. Так я и стал студентом-экономистом. Про юридический бессмысленно было даже думать, после школы туда поступить шансов почти не было.

Но мечта так и осталась. Стал внештатным сотрудником милиции.

И тут мне повезло, познакомился с Сергеем Долгушиным, старшим лейтенантом в те времена, фанатом своего дела. Это именно он реализовал первые уголовные дела в Перми по наркотикам, когда в стране не было «социальных корней» наркомании, и подобные уголовные дела, скажем так, не одобрялись. Пару лет сразу после занятий в институте, а чаще и вместо них играли мы в своеобразных «казаков-разбойников». С тех пор и сохранилось это отношение к милиции, а точнее к уголовному розыску, как к службе людей увлеченных, почти фанатичных.

Да и коммунистическая пропаганда в те времена формировала образ милиционера-героя. Книги «Сержант милиции», фильмы «Я следователь» или «Следствие ведут знатоки». Все это читали и с увлечением смотрели целые поколения. Уже тогда было важно сформировать отношения милиции и общества. Наверное, и сейчас фильмов немало, но как-то не так формируются эти отношения, и бессмысленно винить одну из сторон. Все отношения – дело обоюдное.

Когда едешь на машине и видишь гаишника с жезлом, может возникнуть ощущение его враждебности . Но у меня в машине стоит рация как раз на гаишной волне, и благодаря этому я понимаю, как эти люди работают. Не без проблем, конечно. Далеко не все идеально, но точно не хуже гражданских. Не менее рискованно, чем в бизнесе, просто риски другие. Каждого из них на эту работу привели разные мотивы. Кого-то – необходимость кормить семью. Убежден, что кого-то – вера в то, что он делает добро для людей, что он их охраняет от беды.

Я все это к тому, что, может, пора переставать быть по две стороны баррикад. Я, конечно, далек от того, что мы перестанем мигать фарами, предупреждая о наличии «засады» впереди. Но пусть это останется единственным нашим противоречием. И развернувшаяся в последнее время в федеральных средствах массовой информации атака на милицию ни к чему доброму нас не приведет. Все меньше и меньше людей туда пойдет работать по убеждениям: цепная реакция.

Давайте лучше улыбнемся и помашем рукой парню, который стоит на перекрестке, который регулирует движение, чтобы у нас не было пробки. Может быть, когда-то он улыбнется нам. Все взаимосвязано. Я отнюдь не против прозрачности, и очень хочу, чтобы милиция была вычищена от взяточников и прочей нечисти. Но надо отделить мух от котлет. Любая атака на милиционеров, врачей, чиновников, педагогов бесперспективна. Они не могут быть плохими. Плохими могут быть только конкретные личности. Вот от них давайте  и будем избавляться.


 
Tags: Борьба с преступностью, Милиция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 79 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →