Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Дымковская игрушка

 
Поездка в Киров оказалась очень результативной для жж. Очередной пост про Киров.
Всегда считал, что дымковская игрушка производится в неком сельском населенном пункте, то есть в деревне. И когда предложили туда поехать, с радостью согласился. Но проехали два квартала, и вот она, дымковская игрушка, в самом центре Кирова. Перевезли их сюда из Дымковской, кажется, слободы в 50-е годы по решению партии и правительства. Разместили, фактически, в здании, которые теперь офисами называются. У каждого мастера свой отдельный кабинет, и в этом кабинете он руками глину мнет и в тазик ее обмакивает. Потом сушит, потом раскрашивает. И получается действительно классная вещь. Мне на первую инаугурацию такую игрушку кировский губернатор Николай Шаклеин дарил, а позже Никита Белых подарил нашему музею ложки дымковскую ложку. Спасибо им.
К слову сказать, понравилось отношение к Никите экскурсоводов. "Он пытается расшевелить наш город", - неплохая характеристика.




Сетевая атака

 Десять минут назад в твиттере прошло предупреждение, что будет атака на сайт VISA,  и кажется этот сайт сдох.  Так теперь развлекаются в сети.   Мастеркард ожил только что, его заваливали раньше чем Визу и  на несколько часов.

Китайские твари

 Теперь я знаю почему китайцы рано ложатся спать :))  Вокруг ни одного огонька и на мой слетелись и сползлись все твари, которые проживают в округе.  Крылышками в окно бьют, как птицы. 
Срочно гашу свет и погружаюсь в мрак :((
Collapse )

История Перми

В конце 19 века на углу улиц Торговая и Красноуфимская была построена каменная часовня во имя пророка Илии и святого Николая Чудотворца.
В 1920 году улицу Торговую переименовали в Советскую, а часовню снесли.
Наверное, в этот же период Красноуфимская стала улицей Куйбышева.




Суксунский самовар

Друзья подарили суксунский самовар. Смеются, говорят: "Хватит ложки для Нытвы коллекционировать, займись чем-нибудь более важным! Самоварами, например!"
А вообще-то, зачем нам ложки и самовары? Зачем нам музеи?
Они нам нужны для развития туризма выходного дня. Сначала поехал в Нытву, ложки детям в музее показал. И дети заняты, и часики тикают, отсчитывают время, как ты свой родительский долг выполняешь, с ребенком общаешься, ложки ему показываешь... А может, самовары.
А для муниципалитетов такой туристический трафик - это внутренний туризм, это жизнь муниципалитета. Вокруг этого трафика шашлычные, ресторанчики, гостиницы. Глядишь, по копеечке и сложится экономика муниципалитета. Collapse )

Поездка в Тутавель

В субботу побывал в музее Тутавеля (Франция) и пообщался с Henry De Lumley, автором книг "Большая история первых европейских людей" и "Первый человек: предыстория, эволюция, культура".







И у меня состоялось вот такое вот знакомство с историей человека.
Третий слева научился говорить, четвертый справа укротил огонь, второй справа начал заниматься искусством, то есть созданием рисунков. 
Те, что слева - африканцы, те, что справа- европейцы. В руках у ученого череп тутавельского человека.
Пора в Пермь, а в пути , если не буду спать, постараюсь описать все более подробно.
 

Молебка - аномальная зона

В субботу побывал в аномальной зоне. Из города выехал после обеда, поэтому в деревне Молебка оказался в районе семи вечера. Никаких признаков, что где-то рядом находится туристический объект, не обнаружил. Куда идти? Где инопланетяне?
По деревне, конечно, можно проехать, но без джипа это, скорее, искусство вождения. Местные жители направили к Олегу, который водит туристов в аномальную зону.
Олегом оказался семнадцатилетний паренек, который рассказал, что до зоны примерно шесть километров, что идти туда надо пешком, и что мы постараемся вернуться засветло. Последнее он говорил с явной неуверенностью. И все же мы со спутниками решились. Collapse ).

Угон самолета

Разные бывают люди. Одни всегда серьезны, веселые истории не для них. Им страшно показаться смешными. Другие вечно в разные истории влипают, балдеют от них и радостно живут ими.

Collapse )

Медовый месяц


 

Туристическая поездка в демократическую Германию - две недели в братской стране. Стране, так не похожей на братскую. Посмотрели на стену, разделяющую город, трамвайные пути, в нее упирающиеся, зоопарк с ухоженными животными в чистых и просторных вольерах. Попили пиво прямо на улице. Немецкое пиво с немецкими сосисками. Накупили шмоток. Значимое событие, ведь, купив, например, зимние ботинки, можно было два года, с осени по весну, получать удовольствие от тепла и отсутствия сырости. Купленные джинсы, самую модную молодежную одежду, можно было носить до дыр. А можно было все это продать, не только полностью окупив поездку, но и серьезно заработав на этом. Последние дни жили на корабле, намертво пришвартованном к морскому причалу. В группе была пара молодоженов: свадебное путешествие. Всю поездку голубки ворковали - глаз радовался. Но в последний вечер на дискотеке Алекс почувствовал на себе взгляд невесты. Откровенность взгляда не вызывала двоякости толкования, и, пригласив ее танцевать, он предложил прогуляться. Оказавшись на свежем воздухе, ее губы почувствовал тут же. Времени тратить не стали, мигом - в сторону каюты. Алекс зашел первым, чтобы подготовиться к приему девушки. В каюте товарищ Витя спит на втором уровне двухъярусной кровати.

- Вить, а Вить, свали на полчасика, подружка ко мне придет.

- Сплю я уже, - бухтит Витя, - задерни меня шторками и веди свою подружку, она и не допрет, что я здесь.

Конструкция морской кровати, состоящей из двух ярусов и занимающей почти всю крохотную каюту, действительно позволяла закрыть шторками любой из ее ярусов.

Неудобно товарища напрягать. Так и поступил. Шторку задернул, невесту запустил… Снова горячие губы впились в Алекса. Чумовая девица. Ни о чем просить не надо, все понимает. Одежда на пол полетела. И как водится, в этот момент стук в дверь, - жених. Предупредили ведь добрые люди.

- Наташа не у вас?

- Приплыли, - подумал Алекс. Приятное окончание свадебного путешествия. Размеры скандала можно себе представить.

Ситуацию вытаскивает Витя своим ревом из-за занавески:

- С ума вы все посходили! Дайте поспать, ночь уже! Нет здесь никакой Наташи, и Алекс где-то шляется.

Может, за дверью это кого-то и успокоило, но Наташа просто ошалела от рева, раздавшегося из-за занавески над ее ухом.

К иллюминатору кинулась, через него из каюты сбежать пытаясь. Еле вытащили ее вдвоем оттуда. Стройная, конечно, невеста, но не настолько, чтобы через морской иллюминатор свой таз протолкнуть.

Выпроводили. Витя поворчал, поворчал и заснул, Алекса за постоянные авантюры проклиная. Алекс тоже успокоился: все обошлось!

Утром за завтраком руководитель группы с улыбкой сообщил о своем вечернем моционе.

- Прогуливаюсь я вдоль борта, а в иллюминаторе чья-то задница застряла... Ножки такие аппетитные...

- Молчи, Степаныч, - толкает его в бок Алекс.

- Не понял? - удивляется руководитель.

- Молчи, Степаныч, это была моя каюта, - шепчет Алекс, кося в сторону счастливых молодоженов, воркующих, как голубки. Дай им Бог счастья!

Шахтер


 

Поездка близилась к концу. Туристы освоились, стали чувствовать себя увереннее. И вот Париж. Завершение и венец путешествия. Бродили небольшими группами, скорее из-за привитого стадного инстинкта, чем из-за требований и инструкций руководителя.

Среди туристов был шахтер из небольшого провинциального городка. Под его руководством из гостиницы и отбыла группа в направлении Пляс Пигаль. О существовании этого района Парижа туристы узнали от тех, кто случайно там оказался вчера, возвращаясь после посещения французских семей. Видимо, специально, чтобы развратить высоконравственных советских туристов, одних завезли на Пляс Пигаль, других - в Булонский лес. Это стало основной темой обсуждения в группе. Впечатлений было много: там видели полуобнаженную девицу, развалившуюся на капоте своего автомобиля, там фотографии голых красоток в витринах. Для советских туристов это было необычно и безумно интересно. В общем, разговоров было много, и туристы отправились погружаться в разврат. Честно говоря, ни на что особое они и не рассчитывали, в душе-то боялись всего неизвестного. Но так. Хоть поглазеть.

До желаемого места добирались пешком. В метро без знания языка попробуй сориентируйся, с автобусами та же проблема, а на такси денег нет. Деньги, выданные государством, предназначались для другого.

Шли минут двадцать. Пришли. Никаких девок нет и в помине. Прошли вдоль каких-то витрин, фотографии и картинки в них оказались явно менее интересны, чем во вчерашних рассказах. Бродили около часа. Никаких ожидаемых впечатлений.

Наконец окликнула какая-то девица, стоявшая, как и представлялось в воображении, рядом со своей автомашиной.

Сложно объяснить, как устанавливается взаимопонимание при не то что языковом барьере, а через капитальную глухую языковую стену. Они - ни слова по-французски. Ей советских клиентов еще не приходилось, обслуживать и не придется. Первые богатые русские клиенты появятся в Париже лет через десять...

- Салют, - говорит девица, вернее, она говорит что-то явно большее, но советские граждане, не обремененные изучением иностранных языков, улавливают лишь первое слово.

- Привет, - отвечают они. При этом она говорит еще о чем-то, а они, окружив ее полукругом, растерянно стоят, не понимая, что же дальше.

Инициативу взял на себя шахтер. Выгреб из кармана все, что осталось от скромного валютного запаса, выдаваемого каждому советскому туристу при поездке за рубеж. А полагалось - тридцать рублей при поездке в капиталистическую страну. По официальному курсу это чуть больше тридцати долларов. Поскольку поездка заканчивалась и были накуплены подарки для всех родных и знакомых, денег уже ни у кого почти не осталось. Достал наш шахтер оставшиеся деньги и коллегам предложил:

- Скинемся, может, согласится?

Собрали сорок девять французских франков. По меркам туристов, сумма весьма значительная, почти десять долларов.

С удивлением посмотрела на эту сумму француженка.

- Тууу? - гудит она, и непонятно, как наши понимают, что ее интересует, все ли они собираются участвовать в мероприятии.

Шахтер кивает от имени всех своих менее решительных товарищей.

Можно ли верить туристам, но, по их словам, она почему-то согласилась. Интернационализм, видимо, проявила: ≪Пролетарии всех стран...≫. Дверь машины своей открыла, приглашая гостей. Но затормозил шахтер, деньги своим друзьям вернул. Позже объяснял, что пожалел денег на француженку. Серьезные деньги, целое состояние.

В гостиницу туристы вернулись гордые: они добились своего, взяли еще одну жизненную планку - они купили француженку. Раз она дала согласие, значит, они уже поимели все, чего желали, и, преисполненные гордости, разошлись по своим номерам спать попарно  в королевских кроватях: мужчина с мужчиной, женщина с женщиной; делиться  впечатлениями, и никакого секса, ни-ни!

А шахтер... Что шахтер? Шахтера после возвращения на Родину никто из туристов никогда уже больше не видел. Шахтер в костюме и галстуке, с офицерской выправкой, лидер в коллективе, вероятно, все же неплохо понимающий по-французски. В каждой туристической группе в те времена был такой человек...